Эксперты РАН увидели «наступление» российского бизнеса на кризис

Read Time:6 Minute, 3 Second

Треть предприятий, опрошенных институтом РАН, начали модернизацию производства. Снизилась доля тех, кто сокращает расходы на инвестиции. Вместе с тем опрос зафиксировал рост озабоченности бизнеса коррупцией на фоне санкций

Фото: Андрей Любимов / РБК

Российский бизнес в 2022 году показал высокие адаптивные способности: хотя пострадавшими от санкций считают себя две трети предприятий, все больше предпринимателей борются с кризисом «наступательно». К такому выводу пришли эксперты Института народнохозяйственного прогнозирования (ИНП) РАН, проанализировав результаты опроса предприятий. РБК ознакомился с исследованием.

В опросе ИНП РАН, проходившем в ноябре—декабре прошлого года, участвовало 132 предприятия — меньше, чем в прошлых аналогичных опросах. Как отмечают авторы исследования, причины и характер кризиса повлияли на готовность предприятий участвовать в анкетировании. «Поскольку круг конфиденциальной информации, которую предприятия предпочитают не раскрывать, в 2022 году значительно расширился, часть многолетних участников наших опросов взяли паузу и не заполнили анкеты», — поясняют они. Предыдущий опрос по сопоставимому кругу вопросов был проведен в апреле—мае 2022 года (тогда в опросник добавили вопросы, касающиеся санкций). В целом подобные опросы, посвященные проблемам бизнеса, в РАН проводят по меньшей мере с 2004 года, следует из доклада.

Адаптация к санкциям

adv.rbc.ru

В целом данные опроса подтверждают информацию об относительно мягком течении экономического кризиса и высокой адаптационной активности российских компаний, отмечает ИНП РАН. Хотя две трети (66,2%) предприятий заявили, что пострадали от санкций, а 14,6% считают, что могут пострадать в будущем, доля бизнеса, сообщившего об отсутствии негативного влияния санкций, относительно высока — 19,2%.

adv.rbc.ru

По сравнению с весенним опросом к концу 2022 года заметно выросла доля ответов о применении бизнесом «именно активных» методов адаптации, констатируют авторы исследования.

К примеру, особенно сильно выросла доля предприятий, сообщивших о начале перестройки производства (модернизации, ремонтов и т.п.) — с 14,8% в апреле—мае до 33,1% в ноябре—декабре. Упала доля ответов о сокращении инвестиционных затрат — с 36,9 до 30,7%.

Самые знаковые изменения в сфере госзакупок: что ждать от 2023 года

Третья мировая и Польша-сверхдержава: что ждет мир в XXI веке

Вы не выносите кофе или руколу: что это может говорить о вашем здоровье

Борьба за чистоту: чем Запад собирается заменить нефть и газ из России

«Все больше российских предприятий выбирает наступательные стратегии борьбы с кризисом», — утверждают авторы. По их оценке, это свидетельствует о наличии у многих отечественных компаний «серьезных ресурсных возможностей и компетенций, позволяющих развиваться даже в весьма сложных условиях».

Об относительно мягком прохождении кризиса говорят также ответы предпринимателей о кредитовании, указывает институт РАН. Доля предприятий, получающих кредиты в банках, в 2022 году не сократилась, а увеличилась. Правда, в основном кредитовались оборотные средства — число предприятий, получавших кредиты на инвестиционные нужды, практически не увеличилось, констатируют авторы исследования.

Российский бизнес сосредоточился на «выживании»

Экономика

Результаты другого опроса бизнеса, который проводили в ноябре рейтинговое агентство «Эксперт РА», Институт комплексных стратегических исследований и Институт экономики роста им. П.А. Столыпина, напротив, свидетельствовали о низкой доступности кредитов для бизнеса. Так, 17% участников того опроса сообщили, что привлечение заемных средств для их компаний полностью недоступно, а 80% сочли ставки по кредитам на развитие бизнеса и залоговые требования банков слишком высокими.

«Вариантов нет — естественно, всем пришлось менять свои логистические, сырьевые цепочки, искать новых партнеров за рубежом, открывать для себя новый товар или новое бизнес-направление, да, но повторюсь, вариантов нет, и надо двигаться, тем более как минимум есть интернет», — сказал РБК генеральный директор «Терра Глобал Лоджистикс» Ростислав Ровбель. «Такие страны, как Турция или ОАЭ, для меня ассоциировались исключительно с туризмом, но сейчас я в этих странах только по вопросам бизнеса», — добавил он.

В новых реалиях российские компании быстро осознали, что санкционное давление будет долгосрочным и глубоким, говорит член генерального совета «Деловой России» Алексей Кучмин. По его словам, даже при установлении новых торговых связей бизнесу приходится сталкиваться с логистическими трудностями: по-прежнему сохраняются такие негативные факторы, как нехватка парка контейнеров, риски судоходства в Черном море из-за военных действий, ограничения для импорта товаров из Китая, связанные с последней вспышкой COVID-19. «Относительно успехов в адаптации бизнеса к новым условиям судить рано, так как для полного преодоления этого вызова может потребоваться несколько лет. Однако российский бизнес однозначно продемонстрировал жизнеспособность на фоне возникшей неопределенности», — резюмирует Кучмин.

Беспокойство из-за коррупции

Опрос также показал рост обеспокоенности бизнеса возможным повышением уровня коррупции на фоне санкций. На вопрос «Какие меры противодействия экономическим санкциям, на ваш взгляд, должны принять российские власти?» 31,5% респондентов выбрали ответ «Усилить борьбу с коррупцией». Весной 2022 года доля ответивших так составляла 23,3%.

Это может сигнализировать о том, что «расширение господдержки предприятий, возможно, сопровождается попытками ряда чиновников извлечь личную выгоду из участия в распределении дополнительных бюджетных средств», делают предположение авторы исследования. РБК направил запрос в Генеральную прокуратуру.

В апреле 2022 года полномочный представитель правительства в Конституционном и Верховном судах Михаил Барщевский допускал, что на фоне санкционного кризиса уровень коррупции в России будет возрастать «в колоссальных размерах», поскольку «чем крепче и сильнее государство, чем больше у него власти, тем выше уровень коррупции».

Согласно результатам последнего опроса Торгово-промышленной палаты «Бизнес-барометр коррупции» (респонденты — предприниматели и госслужащие), в 2022 году число тех, кто прямо сталкивался с коррупцией, снизилось с 69,3 до 58,2%. Около 30% респондентов (независимо от того, сталкивались они лично с коррупцией или нет) указали на значительный рост уровня коррупции под влиянием санкций, хотя 21,5% отметили незначительное влияние санкций на рост коррупции.

В опросе ИНП РАН подросла и доля тех, кто считает высокий уровень бюрократизма и коррупции в органах власти большой проблемой для бизнеса: такой вариант отметили 20,8% респондентов (в предыдущем опросе — 18%). Однако стало меньше предпринимателей, жалующихся на «отсутствие нормальных законов, регулирующих экономическую деятельность», — 14,4% против 19,3% годом ранее (по этим пунктам ИНП РАН сопоставляет результаты с опросом ноября—декабря 2021 года). Сократилось и число тех, кто отмечает «бездеятельность органов государственной власти в экономической сфере», — 15,3% против 18% годом ранее.

В посольстве объяснили выход России из антикоррупционной конвенции

Политика

Директор Института экономики роста им. П.А. Столыпина Антон Свириденко назвал результаты опроса ИПН РАН о коррупции тревожными. Он предполагает, что в определенной степени на рост опасений из-за коррупции могли повлиять «процедуры распределения государственной поддержки» — где-то, возможно, «используются нечестные способы борьбы за нее». Кроме того, в законодательстве появилось больше «неопределенностей», которые государственные органы могут трактовать по-разному. По словам Свириденко, на фоне новых процедур и быстрых изменений (например, в сфере параллельного импорта) могут возникать новые коррупциогенные факторы.

Кроме того, реакция бизнеса может говорить о том, что «старый» уровень коррупции он «не потянет», в новой ситуации экономика должна поднимать эффективность, а государство должно уделить борьбе со взяточничеством куда больше внимания, считает Свириденко.

«В условиях, когда не все предприниматели понимают, как правила изменились, у чиновников открывается окно возможностей для недобросовестного использования своих полномочий, что, конечно, повышает коррупционные риски, — говорит заведующий проектно-учебной лабораторией антикоррупционной политики НИУ ВШЭ Дина Крылова. — Как известно, существенная доля коррупции связана с тем, что происходит волокита, появляются всевозможные трудности, которые предприниматель не всегда знает, как преодолеть».

Happy
Happy
0 %
Sad
Sad
0 %
Excited
Excited
0 %
Sleepy
Sleepy
0 %
Angry
Angry
0 %
Surprise
Surprise
0 %

Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Previous post Маттиас Варниг рассказал о разговорах с Владимиром Путиным об Украине
Next post «С ума посходили». Что говорят об условиях МОК для допуска россиян