Власти реанимировали инициативу запрета договоров с привязкой к валюте

Read Time:4 Minute, 48 Second

Власти вернулись к идее запретить внутри России договоры с привязкой к иностранной валюте или мировым товарным индексам, выяснил РБК. Исключение составят сделки с нефтью и газом, золотом и алмазами

Фото: Александр Рюмин / ТАСС

Власти переработали законопроект о запрете установления цены договора с привязкой к иностранной валюте. Документ, разработанный Минюстом, был вынесен на правительственную комиссию по законопроектной деятельности в понедельник, 4 июля, узнал РБК. Согласно тексту законопроекта (есть у РБК, его подлинность подтвердил источник, участвующий в обсуждении), запрет планируется ввести до конца 2023 года и из него будет сделан ряд исключений — например, для сделок с драгоценными металлами и углеводородами.

Пока комиссия документ не утвердила, сообщил собеседник РБК. Его рассмотрение было отложено на две недели для дальнейшего обсуждения, отметил он. Перенос связан с необходимостью дополнительного обсуждения, подтвердили РБК в пресс-службе правительства.

Новая редакция законопроекта была согласована Минфином, Минэкономразвития и Минпромторгом, следует из сопроводительных материалов. Федеральная антимонопольная служба (ФАС) свое согласование не дала: в частности, по ее мнению, необходимо продлить срок действия моратория хотя бы до конца 2024 года и внести корреспондирующие изменения в закон «О защите конкуренции». Изначальный проект ФАС предполагал полную отмену нормы о возможности заключения договоров с привязкой к валюте.

Однако разногласия с ФАС были урегулированы на совещании у Андрея Белоусова, говорится в материалах, и в итоге версия Минюста прошла межведомственное согласование. РБК направил запрос представителю Белоусова. В пресс-службе Минфина сообщили, что ведомство поддержало редакцию документа, внесенную Минюстом на комиссию по законопроектной деятельности. Позиция Минэкономразвития с предложениями по законопроекту была направлена в Минюст и аппарат правительства, сообщили в пресс-службе Минэкономразвития.

Что предполагает законопроект

Идея ввести мораторий на договоры с привязкой к иностранной валюте или мировым товарным индексам (которые обычно выражены в долларах или других западных валютах) принадлежит Федеральной антимонопольной службе. В конце марта 2022 года проект изменений в Гражданский кодекс, разработанный службой в рамках плана первоочередных действий по обеспечению развития российской экономики в условиях внешнего санкционного давления, был вынесен на рассмотрение совета при президенте по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства, писал РБК. Однако впоследствии документ ушел из первоочередной повестки властей, признавал в интервью РБК глава ФАС Максим Шаскольский.

Сейчас новую версию такого законопроекта подготовил Минюст. Она предполагает, что в период до 31 декабря 2023 года при заключении контракта цена товара или услуги не может определяться с привязкой к иностранной валюте или показателям биржевых (внебиржевых) индикаторов мировых товарных рынков. Такое условие договора будет считаться ничтожным, а его исполнение станет оплачиваться по рублевой цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги (п. 3 ст. 424 Гражданского кодекса), следует из законопроекта.

Из указанной нормы предлагается сделать ряд исключений, а именно:

  • внешнеторговые сделки и сделки, исполнение которых зависит от внешнеторговых сделок;
  • сделки с нефтью, газом, а также продуктами нефтегазохимии и нефтепереработки;
  • сделки с драгоценными камнями;
  • сделки с драгоценными металлами;
  • договоры об оказании финансовых услуг;
  • договоры, являющиеся производными финансовыми инструментами.

Документом также предлагается дать правительству право определить дополнительный перечень сделок, не подпадающих под запрет. РБК направил запрос в Минюст.

Под договорами об оказании финансовых услуг для целей законопроекта понимаются сделки с ценными бумагами, кредитные договоры и договоры займа, следует из письма департамента экономического развития и финансов правительства первому вице-премьеру Андрею Белоусову.

Для чего цену контрактов ставят в зависимость от иностранной валюты

Привязка к иностранной валюте или биржевым индикаторам широко используется в том числе в договорах для страхования от ослабления рубля. Такие условия в контрактах зачастую используют иностранные собственники недвижимости для расчета арендной платы, а металлурги традиционно привязывали цены на металлы к индексам на Лондонской бирже металлов (LME). Такая привязка распространена также в сфере банковских кредитов, сделок по слияниям и поглощениям, при продаже нефтепродуктов и предметов искусства. Подобные договоры формально являются либо соглашениями об оказании финуслуг, либо производными инструментами, поэтому будут выведены из-под действия моратория на заключение «валютных» договоров.

Бизнес уже начал постепенный отказ от привязки договоров к курсу валюты или биржевым индексам. В основном это происходит после указаний и рекомендаций властей. Например, цены для российских покупателей никеля, меди и алюминия традиционно были привязаны к котировкам на LME. В марте на фоне волатильности на мировых рынках «Норникель» и UC Rusal зафиксировали цены никеля и алюминия в России на уровне февраля. Об этом стало известно после того, как Минпромторг потребовал от металлургов снизить цены на горячекатаный прокат, арматуру и другую металлопродукцию и рекомендовал установить «прозрачные» цены.

Какие вопросы есть к поправкам

Новая версия законопроекта о валютных оговорках вводит не постоянный, как в первом варианте, а временный запрет на привязку цены внутриэкономических сделок к валюте, а также расширяет список исключений, по которым не применяется общее ограничение. «Новый законопроект более сбалансирован, предусматривает более мягкое регулирование с учетом многолетней практики торговых взаимоотношений. Особо ценно исключение из запрета валютных оговорок в отношении внутрироссийских сделок (таких сделок большое количество), цена которых формируется в рамках внешнеторговой деятельности. Невозможность привязать внутренний контракт к курсу иностранной валюты создает большие риски, поскольку импортер может получить меньше рублей, чем ему требуется для покупки необходимого товара за рубежом», — говорит советник юридической фирмы Orchards Азат Ахметов.

В то же время юрист обращает внимание, что из законопроекта неясно, насколько цена внутрироссийской сделки должна зависеть от цены внешнеторговой сделки. «В большинстве российских товаров есть доля импорта, соответственно, важно, чтобы участники рынка применяли данное исключение, только когда большая часть стоимости товара сформирована за рубежом. Иное применение данной нормы видится как злоупотребление правом», — предупреждает он.

Очевидным изъяном новой версии проекта является и то, что недостаточно ясны последствия для тех участников гражданского оборота, которые по какой-либо причине не успели внести изменения в договорную базу или продолжают заключать новые договоры с валютными оговорками, невзирая на законодательный запрет, отмечает ведущий юрист практики «Международное право и налоги» компании «Лемчик, Крупский и партнеры» Илья Горшков. Если неоднозначные нормы законопроекта не будут прояснены, это может вызвать большую нагрузку на российские суды, добавляет он.

Happy
Happy
0 %
Sad
Sad
0 %
Excited
Excited
0 %
Sleepy
Sleepy
0 %
Angry
Angry
0 %
Surprise
Surprise
0 %

Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Previous post Внук хоккейного тренера Тихонова завершил карьеру в 34 года
Next post Правительство утвердило правила просветительской деятельности